?

Log in

Armenian Hermit
Recent Entries 
Армянское Нагорье
Ситуацию в Ереване вплотную подвели к кромке. Остается напряженно наблюдать, соучаствовать, сопереживать, но реально влияют на процессы ереванцы и власть. Поэтому пара пунктов общего характера.

  1. Надо назвать по именам армянских гапонов, которые почти что взятую под контроль ситуацию взорвали, поведя народ в уже расставленные силки силовых акций. Они во все времена заканчивали плохо, но было бы неплохо на будущее, чтобы прозвучали имена.

  2. Писал уже не раз, происходящее в Ереване это продолжение апрельской войны. И если мы смогли удержать ситуацию на передовой благодаря во многом молодым парням, вооруженных порой только саперными лопатами против спецназа, то теперь надо удерживать ситуацию в Ереване, столице Армянства. Причем в обоих случаях справиться с угрозой можно только в рамках общеармянских усилий. Как и апрельскую войну, кризис в Ереване можно преодолеть только усилиями всего Армянства. Возможности частных решений в рамках РА упущены.

  3. Удержание ситуации в Ереване является более простой задачей  с точки зрения рисков физической безопасности, и люди, вышедшие на улицы Еревана, рискуют несравненно меньше, чем те, кто встречал азеров на позициях. Если воины справились, то Ереван тоже обязан справиться, тем более что выхода по большому счету нет. Первым шагом на данном пути, на мой взгляд, должно стать исключение насильственных сценариев, в рамках которых у общественности никаких шансов противостоять силовикам и вооруженным бандам олигархов.

  4. Армянским политикам, вне зависимости от цвета, ориентации, идеологических предпочтений и пр. необходимо объединиться и восстановить публичный политический формат (мирные общенациональные митинги). Необходимо увести энергию народа от провокационных силовых сценариев, не дать свалить власть силой и сохранить армянскую государственность.  Под угрозой оказалась  армянская государственность, а не только власть и собственность актуальной властной элиты. Перефразируя известное высказывание - надо сделать все, чтобы сегодня на улицах Еревана целясь в, известно кого, не попасть в армянский народ и государственность. Нельзя позволить, чтобы с грязной водой выбросили и ребенка. Это основная цель проектировщиков, уверен.

  5. Происходящее сегодня в Ереване не революция и не гражданская война, а попытка переворота, в результате которого на смену одной группе олигархов проектировщиками будут приведены другие. Революция подразумевает изменение форм собственности, государственного правления, идеологии – ничего такого нет и не предвидится. Это и не гражданская война и таковой стать не может.
    Значит надо отвечать ассиметрично и делать шаги противоположные тем, к которым подталкивают разрушители. Ответить на попытку реализовать силовые сценарии – организацией мирного политического процесса, который позволит поставить перед армянским судом виновных в происходящем, вне зависимости от должностей, веса и капитала и пр.


 
Армянское Нагорье
Моя личная проблема, как ученого, что 10 лет назад, определяясь с направлением будущих исследований, остановился на системном анализе процессов в среде безопасности, военной сфере, вопросах стратегии, то есть внешних угрозах армянской государственности.  И это, выясняется, было ошибкой, так как внутренние угрозы оказались гораздо более опасными, а я не владею внутренним армянским полем, за исключением армии.
Если бы задался  целью, то сегодня «под рукой» была бы не только интуиция и общие системные знания, но и структурная схема и функционалы центров силы, принимающих участие в борьбе за власть. Учитывая малые размеры Армении разработка такого проекта и его реализация по силам даже одной личности и тем более небольшой команде, благо возможности ИТ по обработке и визуализации больших объемов информации позволяют применять не только качественный, но и количественный анализ. Вполне осязаемая по сложности задача.
Тогда сегодня, сейчас я бы не ощущал на кончиках пальцев, что происходит, но банально знал, какие центры силы играют на ереванских улицах. Каковы возможности, стиль и методы оперирования данных центров. Например, обладают ли они силовым ресурсом. Если да, то это силовые ресурсы государства или «ЧВК»? Какова вероятность создания союза или союзов нескольких центров, объединяющих свои ресурсы, чтобы  убрать президента. Какова природа данных союзов – временные, среднесрочные, долгосрочные (те же матримониальные союзы, пышным цветом зацветшие в последние годы, скажем). На какие внешние центры силы они ориентируются.
Довольно большой круг вопросов на самом деле, но все они осязаемые и относительно легко решаемые. А без такой проработки внутриармянского поля хотя бы на глубину первого суб-государственного уровня  прогнозировать как будет складываться ситуация и пресекать наиболее опасные сценарии можно только ориентируясь на опыт жизни в армянском обществе и интуицию. Проблема в том, оба метода познания могут подвести в самый неподходящий момент, то есть ненадежны по своей природе.  
Самое печальное во всем этом, что в Армении нет центров силы, обладающих таким целостным знанием внутриармянской ситуации - уверен. Такого целостного восприятия нет и у армянской государственности – это одна из задач СБ Армении, который парализован  уже много лет.

Тем не менее, надеюсь думающие личности уже догадались, что качели напряженности, раскачивающие Армению, становятся возможны, так как ряд центров власти в правящей элите (контр-элиты) поставили на эскалацию в стремлении смести Сержа Саргсяна силовым путем. Какие это центры, обладают ли они силовым ресурсом для оперирования на улицах Еревана – я не знаю. Делиться догадками и интуитивными соображениями в Сети будет неправильно. Но происходящее сегодня, на второй неделе, не только народный  протест, инициированный силовыми действиями группы Павла Манукяна, но более сложная внутриармянская игра.
Как следствие, личности  и организации, пытающиеся инициировать публичный политический процесс на улицах и площадях Еревана, должны быть готовы видеть более сложную картину, чтобы не быть использованными «в темную» в борьбе за власть центрами силы или банально кланами и тайфами, которым плевать на армянскую государственность, общество, общеармянские цели и пр. Вардан Петросян хорошо показал сущность и психологию таких «деятелей». Помните - «Ես եմ, իմն ա»:
Надо быть готовыми бороться за будущее Армении, армянской государственности, преодолевая  провокации и ошибки (а они неизбежны, идет 11-й день - раунд борьбы), - в своей среде, актуальной власти и суб-государственных центров силы. Думаю у нас уже нет возможности и права рассматривать  государственный аппарат и тем политическую и военную ее составляющую, основу государственности, в качестве единой системы. Во всяком случае полумеры, с одной стороны, и жесткость действий полиции, с другой, этой ночью лично у меня не оставляют сомнений в этом. Надо переходить на уровень подсистем.  
 
Армянское Нагорье
Продолжение размышлений в он-лайн-режиме, когда текст рождается и непосредственно уходит в блог.
Если попробовать отрешиться и холодной головой осмыслить ситуацию в Ереване не в терминах морали и пр., но общественно-политических процессов, то можно констатировать, что армянская власть на тактическом уровне оказалась более подготовленной и опытной. Понимая критичность для себя фактора времени, она решилась на силовые действия, стремясь максимально уменьшить возможность летального исхода для всех сторон противостояния. Показала, что она по-прежнему остается властью и обладает монополией на принятие решений, инициирующих и формирующих процессы. Мы, как общество,  остаемся по эту сторону кромки хаоса.

Ереванская общественность, в особенности интеллектуальная ее часть, отвечающая за создание новых нарративов и дискурсов, показала свою неспособность организоваться и использовать ситуацию для инициирования публичного политического процесса. Повторюсь – публичного и политического.
 И если реакция и шаги власти были и остаются «плоскими» и «горизонтальными», - тактическими и властными по своей природе, другая сторона, - общество в лице своих интеллектуалов в Ереване, - имело шанс инициировать «вертикальные», стратегические и общенациональные дискуссии и решения, которые были бы предложены власти для выхода Армении из тяжелейшего многолетнего кризиса. Для этого надо было спустить со своих высот, снять белые перчатки и окунуться в кризис. Сложилась уникальная возможность вернуть политику в армянское общество, тем самым получив шанс со временем найти политические решения, а не силовые, и она на сегодняшний день упущена. А проблемы, стоящие перед Армянством, являются политическими по своей природе. Нам надо возвращаться на политическую арену во внутренней жизни и на международной арене. В противном случае мы проиграем.

Позитивным результатом нынешней острой фазы кризиса могло бы стать появление новых потенциальных политических лидеров, в том числе и молодых, учитывая отношение общества к «старикам». Однако молодежь на улицах Еревана остается традиционной и ищет глазами «достойных и умудленных», которые могли бы (вообще-то обязаны были бы) возглавить и повести за собой. Это нормальное желание, но думаю надо вспомнить того же Нжде и его высказывание об отцах, предавших сыновей. Выясняется, что отцы, если на что-то и годятся, то в качестве советников, делящихся своим опытом, но действовать должна молодежь и молодые лидеры.  Они не появились  во время «ЭлектроЕревана», не появились и сегодня, и я не в Ереване, не говорю с ней, чтобы попробовать понять, что происходит, почему не появляются лидеры в стране, где, говорят, каждое утро просыпаются миллион Наполеонов.

Если подытожить, так как надо вставать из-за компа. Власти похоже удается купировать кризис и отвести Армению на пару шагов от кромки хаоса. Однако данные шаги не создают предпосылок не для купирования, но разрешения и решения армянских проблем. Нам всем не удалось поднять выше и осмыслить происходящее не только в терминах жесткого, вооруженного противостояния на улицах Еревана, но как стратегического и общенационального вызова и угрозы.  Это означает, что мы, как народ, «перекатываемся» в будущее и непосредственно в следующий день, не использовав шанс осмыслить и понять, что же происходит в армянском обществе, регионе и мире. А ведь хотя бы уровне  интуиции должно быть очевидно, что происходящее в Ереване и Арцахе не может быть изолированным от региона и мира. Однако это гораздо более сложный и обширный анализ. Пока что попробовать осмыслить происходящее хотя бы рамках Армении и Армянства и, возможно, то, что не удалось инициировать на горячей фазе кризиса (возвращение политики) постараться  сделать «на следующий день».
Вернуть публичную политику в Армению. 
Армянское Нагорье
Пока что не удается снизить напряженность и уйти от качелей напряженности. Самое дрянное, что мы не в состоянии даже определиться, кто раскачивает страну. Опций несколько - сами участники противоборства, то есть власти и вооруженная группа, общественность на Хоренаци и внешние игроки, каковых тоже больше одного.
В любом случае это задача о взаимодействии, как минимум, четырех тел и, следовательно, "вычислить" решение данного уравнения невозможно даже в теории. Требуется искусство политики, способной нащупать компромисс, и наличие политиков. Общественность и общество в состоянии стабилизировать ситуацию некоторое время, но надо восстанавливать политический формат, что довольно сложная задача.
Что нужно, для возвращения политики в армянскую общественную жизнь?
1. Для вооруженных лиц, выдвинувшей политические требования, это означает внутреннюю готовность говорить без прямого апеллирования к оружию. Надеюсь такая готовность присутствует.
2. Для власти это готовность расширить инструментарий. Это несравненно более сложная задача, так как политика (а не политическая жизнь) изгнана из армянской власти "много-много лет назад". Как ее вернуть, как реанимировать, когда соответствующие кадры во власти просто вымерли. Выполнять распоряжения и ЦУ - да, таких много, но делать политику, это диво-дивное, властные кадры в подавляющем большинстве не просто в состоянии. Политика начинается с беседы и дискуссии, когда стороны высказывают свою точку зрения на происходящее - невозможная, практически вымерший тип взаимодействия в армянской власти.
3. Политика в армянскую жизнь могла бы вернуться через общественную активность на площади, как это было в греческих полисах, - армянский народ помнит эти времена. Совсем недавно рождение армянской политики происходило на площади "Свободы". Есть непосредственный опыт и, возможно, стоит к нему приглядеться, попробовать еще раз. Благо есть "старейшины", которые помнят как это было и могут рассказать молодежи, помочь им избежать некоторых ошибок тех лет. Лица во власти могли бы способствовать данному процессу, если осознают, что другого выхода на самом деле нет. Надо созревать.
Пока что явно просматривается тактика Сержа Саргсяна, признанного мастера "замордовать" любую ситуацию и через измождение противника, когда пойдут неизбежные ошибки, добиться победы. Но конкретно в данном случае тактика может не сработать, так как время работает на других игроков, но не Президента РА.
Я привожу в "Стратегии иррегулярной войны" цитату Киссинджера «Партизаны выигрывают если они не проигрывают. Конвенциональная армия проигрывает, если не побеждает». То, что происходит на улицах Еревана это пока не восстание и, тем более, не партизанская война, но присутствует оружие и лица, хорошо владеющие им. И они пока явно не проигрывают, значит "по капле" проигрывает Серж Саргсян, который уже не в состоянии применить силу, без катастрофических для своей власти последствий. Возможно прозвучит парадоксально, но ему переговоры сейчас нужнее, чем другой стороне.
Армянское Нагорье
Первые штрихи накинул в Фесбук, Будет павильно дулировать и здесь.

Я в силу убеждений до последнего буду стремиться нащупать поле для компромисса в нарастающей конфронтации, которая уже, безусловна, стала элементом внешней игры, вне зависимости от намерений сторон. Если все будет продолжаться в том же духе, то рано или поздно поле сведется к тонкой линии и уже вся Армения и Армянство начнут балансировать на кромке, отделяющую порядок от хаоса. А это уже совершенно другая, непривычная и устрашающаяся реальность для подавляющего большинства людей.
Ниже размышления после тяжелого дня и ночи, поэтому длинные и возможно тяжелые для восприятия.
Оценка и осмысление ситуации.
Сегодня Армянство вписывают в жесткий конфронтационный сценарий, разрушающий государственность, который мы видели не раз за последние годы. Армения и армянский народ - уникальное явление, но это не означает, что для невозможно "сшить" уникальный сценарий ручной работы. Да, это дорого, но заказчик имеет возможность позволить себе такое решение. Поэтому нас будут "гнать" к кромке и, возможно, за кромку, отсекая "красными флажками" пути выхода из кризиса с приемлемыми потерями.
Так как кампания хорошо продумана, то поломать игру можно уже только прыгнув за флажки. Проблема в том, что уровень и мощь армянского аналитического сообщества не дает возможности идентифицировать ни заказчиков охоты, каковых может быть несколько, и они вполне могут иметь весьма непростые отношения между собой, ни сами флажки. Приходится ориентироваться на чутье, нюх, интуицию, но не знания.
Еще один важный момент. Армянская власть в развернувшейся игре будет играть в рамках навязанной игры и делать именно те ходы, которые от нее ждут проектировщики. Она не в состоянии адаптироваться, изменить поведение в силу "хабитуса" и потенциала креативности, а также вовлеченности части властной элиты, которая не прочь поиметь дивиденды, а может даже подхватить упавшую власть. "Печеньки Нуланд" стали притчей во языцах, но реальные печенки раздаются не на публике и не публике, а другой стороне противостояния, и они части армянской власти уже всучены, уверен. Значит возможности изменить ситуацию имеется только на стороне протестующей молодежи, вставшей между вооруженной группой и властью. Они молоды, представляют собой сетевую, а не иерархическую структуру, которая в состоянии адаптироваться, быть креативной.
Цель.
Уйти от навязываемого сценария и стратегии, когда победителем в противостоянии может быть только одна сторона - "win-win" strategy, и победитель получает все. Не рассматривать противостояние как игру с нулевой суммой "zero sum game", когда усиление позиции одной стороны "на 20%" означает ослабление другой на столько же. В рамках данных подходов проигравшими оказываются все армянские стороны.
Необходимо создать условия, чтобы стороны конфликта (вооруженная группа и власть) могли отойти от кромки, сохранив лицо и с приемлемыми для народа потерями.
Если одним предложением, необходимо переформулировать проблему, "вывернуть" ее, уйти от сценариев, ведущих к большой крови.
Решение.
Нужен посредник - группа лиц, обладающая авторитетом, к мнению которых прислушались обе стороны. Возможно здесь свою роль мог бы сыграть Спюрк, который "на дистанции" и не так раскален, как армянское общество - надо думать. Алек уже работает, но это явно задача и ответственность не на одного человека. Если такая миротворческая миссия формируется, то у нас есть шанс решить вопросы на своей армянской кухне. В противном случае "миротворцев", а затем и "миротворческие войска" нам навяжут.
Наверное на этот момент столько, Расписывать возможные темы, предмет переговоров и пр, лишено смысла, если мы, как народ, окажемся не в состоянии ее сформировать.
Думаю дочитавшие до конца понимают, что ситуация быстро меняется и уже через час сказанное может потерять смысл. В условиях кризисной нестабильности оказывается пластичным не только поведение сторон, но и само политическое пространство, которое может трансформироваться в результате усилий акторов. Мы это проходили во время архцахских войн, - знакомая ситуация. Осмысленные, целенаправленные действия небольшой группы лиц могут поломать игру, изменив пространство, в котором разворачивается игра, разрабатываются и реализуются решения. Теория и практика говорят о возможности таких решений на "Кромке хаоса".
Пока есть возможность инициировать сценарий "Миротворческая миссия".
Армянское Нагорье
Пойдет блоком в вечерних новостях. Связал происходящее в Турции с регионом и нашими проблемами. Если парой строк.

1. Единый дипломатический и военно-политический фронт по Арцаху, организовываемый Россией, Турцией и Азербайджаном, - рухнул. У нас есть небольшая передышка. В краткосрочной перспективе это хорошо, в долгосрочной перспективе - на горизонте серьезные вызовы.
Молчание Ильхама Алиева, личного друга Эрдогана, безусловно будет оценено президентом Турции.

2. События показали что даже даже такая большая страна как Турция может быть дестабилизирована. В таком регионе решающим аргументом остается военная сила и сегодня продолжать рассуждать о сдаче армянских земель и системы обороны на арцахском направлении уже не смешно. Вне зависимости от того, кто ведет такие разговоры - армянские эксперты, государственные деятели и пр.
3. В Турции явный раскол общества и элиты и, как следствие, нестабильность останется и она надолго. Армию показательно накажут и она ослабнет на некоторое время, что вызовет недовольство и через некоторое время все повторится.
Кроме того, в курдской проблеме сегодня "работает" практически исключительно армия, следовательно у курдов появляется шанс укрепить свои позиции.
4. Отсюда крайне сложные вызовы для армянской государственности, которая должна начать думать о нахиджеванском направлении и армяно-турецкой границе уже не по остаточному принципу. А это ресурсы - человеческие, экономические, военные, дипломатические. Если армянская государственность будет транжирить время и прочие ресурсы (нажираться до беспамятства) как прежде, то мы явно не справляемся. Последнее предложение, конечно жеЮ сказано н было.
Я не затронул темы
1. Провального поведения армянской государственности. Не было заявления политического руководства, войска не были приведены в состояние повышенной боеготовности. Официальные электронные масс-медиа продолжали вещание в прежнем режиме. Это симптом неуправляемости важнейшими элементами государственной машины.
2. Возможной акселерации процесса окончательной победы в Турции исламистов. Срастания в единое целое двух проектов Халифата - ИГИЛ и Нео-османской империи. ИГИЛ как куколка, из которой должен родиться Халифат последних времен. В ряде исламских концепций это должна быть возрожденная Османская империя. А Эрдоган - первый халиф последних времен. Это достойная по амбициозности цель и у него может вполне снести крышу.
Турция в среднесрочной перспективе может стать радикальной агрессивной религиозной реальностью, которая вполне может броситься и на Кавказ, попутно стремясь решить Армянский вопрос.
3. Порой возникало стойкое ощущение "Фароса". Советские читатели поста поймут ассоциации.
Покинул отель "за пару минут" перед тем как по нему нанесли удар ВВС
Не выключенный Скайп, по которому он обращается к своим сторонникам, в том числе и через
CNN.
НГШ, у которого остается телефонная связь, и он отдает параллельные приказы, внося раскол в колеблющуюся армию.
Сбитый вертолет, на котором вроде бы были руководители переворота.
Это или роковое стечение обстоятельств и "рука всевышнего", как выразился Эрдоган, или банальная подстава и "спектакль", который был сыгран в темную о средним звеном армии в качестве статистов. В результате у Эрдогана развязаны руки.

Что еще "восхитило" ночью, если можно использовать данный термин.
Путчисты на законных основаниях заявили, что спасают демократию и Турцию - нормальное поведение турецких военных во время кризиса, имеют моральное право.
Эрдоган тоже призвал своих сторонников выйти на улицы и спасти демократию и Турцию. В результате на улицах оказались толпы людей и явственно слышались крики "Аллах акбар". А ряд источников говорят, что спасатели демократии не ограничились девизом и дополняли его отрезанием голов военным.
Вот они - муки рождения демократического Халифата последних времен, подумал, выключил телек, комп и пошел спать. При любом исходе путча - главное состоялось.
 
Армянское Нагорье
Да, каюсь, что в свое время проштудировал с карандашом в руках  «Кибернетику, или управление и связь в животном и машине» Винера, «Обучающиеся машины» Нильсона, работы Виктора Михайловича Глушкова, Каляева Анатолия Васильевича, моего учителя. Одним словом, практически всю доступную в СССР классику по системам ИИ, нейронным сетям, процессам самоорганизации. И что мне делать, когда в интервью американского генерала я встречаю понятийный аппарат, идеи, терминологию - «оттуда». Что они сегодня понимают под данными терминами, какой вкладывают в них смысл? Заниматься генеалогией и эволюцией понятий – чересчур большая роскошь, с одной стороны. С другой, - жесткая военная необходимость. Не компьютерная, социологическая, философская, а именно военная необходимость.
Асимметрию в численности, силах и средствах вооруженные силы Армении в состоянии уравновесить только опорой на асимметрию и преимущество в технологиях и системах - способность разрабатывать, запускать в серию, внедрять и эксплуатировать качественно новые системы оружия, предполагающие применение технологических, операционных, организационных инноваций 21 века. В исторически ограниченное время.
Армянская судьба, развеявшая мой народ по всему миру, позволила не просто соприкоснуться с такими возможностями, но стать порой незаменимыми элементами разворачивающейся третьей индустриальной революции. Армянство, как глобальное явление, готово подготовить отклик на данный вызов. Готово взяться за осмысление вызова и часть армянской государственности, армии. Единственная неразрешимая проблема– высшее военно-политическое руководство,  живущее в другой реальности. Впрочем, как и я, и такие как я.
Вопрос в том, какая из реальностей одержит победу, в конечном счете.
 
Армянское Нагорье

До последнего не писал из чистого суеверия, но свершилось. Пару часов назад в Степанакерте открылась 131-ая в Армении и первая в Арцахе инженерная лаборатория для средних школ.
Поэтому в самом начале благодарности Karen Vardanyan и его команде по Union of Information Technology Enterprises-UITE, Ucom, Instigatee, Арцахскому центру ИТ, благодаря которым идею удалось довести до реализации.

В состав лаборатории входит робототехнический комплекс, 3D-принтер, высокоточный фрезерный станок и пр. Дети будут учиться программировать и "заправлять" всем этим хозяйством своими руками организовывать и видеть весь процесс. Это открытая программная и робототехническая платформа, разработанная Массачусетским технологическим институтом (MIT) и адаптированная в Армении и для Армении. Все оборудование производится в Армении.

Что это означает? А означает, что если все будет идти так, как задумано, то через 1-2 года практически в каждой средней школе Арцаха появится одна такая лаборатория, и дети с 10 лет окунутся в мир инженерии и будут готовы к третьей индустриальной революции. Она для них будет родная. Они получат шанс мечтать стать не бансктерами, а инженерами и, закончив школу, зарабатывать неплохие для Армении деньги. Или продолжить учебу уже в ВУЗе.

Думаю можно не называя пока имен сказать, что есть спонсор, который готов оплатить размещение 100 таких лабораторий в Арцахе. Если все получится, то через 10 лет у нас не будет проблем не только с разработкой, но и сопровождением и обслуживанием высокоточных систем оружия, БПЛА, робототехнических комплексов в армянской армии. Много ли человеку надо для счастья на самом.

Начинается самый сложный этап и работа с персоналом. Надо подготовить первого учителя и методиста для лаборатории в Арцахе, который сможет начать готовить как будущих своих коллег, так и работать с детьми. Поговорили с степанакертским парнем - подготовлен и должен до 1 сентября овладеть техникой и методическим материалом. Посмотрим, как пойдет. Первый шаг сделан.

Армянское Нагорье
Классика хороша тем, что на нее можно ссылаться и не тратить силы на формулировку того, что открыто тысячелетия назад. Только доставай из сокровищницы стратегической мысли и применяй к конкретной ситуации и контексту. Правда нынче не принято читать первоисточники и тем более раздумывать над прочитанным, но это другая проблема.
Глядя мельтешение вокруг так называемого, арцахского урегулирования, - всю эту «мошкару», слетевшуюся на свет, льющийся из  Арцаха, вспомнил изречение  Сунь-цзы, которое хотел бы напомнить заинтересованным сторонам.

«Бывают дороги, по которым не идут; бывают армии, на которые не нападают; бывают крепости, из-за которых не борются; бывают местности, из-за которых не сражаются; бывают повеления государя, которых не выполняют».

То есть так бывает уже не первое тысячелетие, и Арцах, в этом смысле не есть что-то исключительное и уникальное в мировой истории.  Надо смириться с тем, что арцахская проблема  на нынешнем этапе уже получила свое решение и другого нет.  Думаю даже региональная война мало что изменит.

Писал не раз - сдать армянские земли невозможно. Даже если будет такой приказ «от государя», то Сунь-цзы предупреждает, что бывает по-разному. И государь, пекущийся о сохранении власти, должен знать, - чуять, насколько опасно отдавать приказ армии, который выполнен не будет. А он не будет выполнен – однозначно. Паркетные генералы в данном случае ничего не решают. Если приказ все же прозвучит, значит он уже не государь, хотя и на троне. Так бывает

.
 
Армянское Нагорье
Отдыхая от военной стратегии, читаю каждый день "пару страниц" из "Нового глобального порядка" Киссинджера.
Рассматривая развал Османской империи, соглашение Сайкса-Пико, арбитраж Вильсона, Севрский договор Киссинджер не говорит ни слова о Мец Егерне, геноциде других христианских народов империи, Армянском вопросе и пр.
Бальфурское соглашение, сионизм и создание Израиля, конечно же присутствуют. А вот армян, Армении и Армянского вопроса - нет. Думаю это, как минимум, означает, что в предлагаемом видении 21 века и глобального порядка у Армении нет своей функции и места. Так получается, если смотреть холодным взглядом. Такое вот проект будущего, надо которым надо будет поразмыслить и, как минимум, принять к сведению.
3rd-Jul-2016 12:55 pm - Музыкой навеяло
Армянское Нагорье
Челнок сложности армянской государственности все ближе подходит к кромке, на которой делаются предложения, от которых невозможно отказаться, а интрига и непредсказуемость будущего концентрируется вокруг центрального вопроса сферы политического. А именно: кто является сувереном?
Классика в лице Карла Шмитта считает, что "суверен тот, кто принимает решение о чрезвычайном положении" (исключительном случае). "Исключительный случай, случай, не описанный в действующем праве, может быть в лучшем случае охарактеризован как случай крайне необходимости, угрозы существованию государства или что-либо подобное, но не может быть описан по своему фактическому составу. Лишь этот случай актуализирует вопрос о субъекте суверенитета, то есть вопрос о суверенитете вообще". Как объясняет Джордж Швааб "Суверен (Шмитта) дремлет в обычные времена, но внезапно пробуждается, когда обычная ситуация угрожает стать чрезвычайной".
В Армении пробуждении суверена - армянского народа и Армянского мира (Ашхара) - в очредной раз произошло во время четырехдневной войны, и я не вижу симптомов его возвращения в дремотное состояние. Армянская же власть похоже пока не осознала качественных изменений и работает старыми методами.

Интересующихся природой власти и политического в условиях ЧП порекомендую работы, статьи и лекции
Alexander Filippov. Ему каким-то образом удается изложить сложные понятия и концепты более или менее простым языком.
Я уделяю проблеме где-то 20 страниц в небольшой монографии "Центры власти в 21 веке", и обращаюсь к ней в более ранней статье "Армянская государственность и игры суверенитета". Можно найти на Academia. Статья была написана "досрочно" после 1 марта 2008 года. Даст бог, вернусь к теме через 2-3 года, не раньше, хотя литература собрана, систематизирована и даже частично вычитана с карандашом в руках. Но темы войны и стратегии имеют больший приоритет. Увы...

Армянское Нагорье
Попробовал донести пару мыслей, которые штрихами изложены ниже. Надеюсь они останутся. Norayr Hovsepyan хороший журналист.
1. Армянский народ будет воевать в одиночку. Да, есть нейтральные наблюдатели, союзники, которые могут стать противниками - встречается в истории сплошь и рядом. Но воевать мы будем в одиночку и должны уповать на армянскую армию и народ.
2. Стратегия Азербайджана остается неизменной и намеченные учения это наглядно показывают. Азербайджан играет свою игру и у него причин ее пересматривать.
3. То, что центры силы (США) уже после войны снова говорят о проблеме Сарсангского водохранилища и пр. говорит о том, что центры силы хотят закрыть четырехдневную войну, без называния агрессора. То есть вернуть переговорный процесс в прежнее русло, которое привело к войне.
4. Ожидать что-то от петербургской встречи не стоит. Россия потеряла возможность и право заниматься в одиночку арцахским урегулированием (удержался и не стал говорить в эфире, о словах Путина о США, как единственной сверхдержаве. Но сказал о том, как сидели за столом в Вене).
5. Сейчас главные и решающие оценки для будущего должны формироваться внутри Армении и армянского народа. Нам самим надо ответить на вопрос, что это было и как получилось, что мы оказались застигнуты врасплох. Что должно быть пересмотрено в рамках армянской государственности, общества, народа, Армянства в целом. Остальное несущественно. Аналогичные процессы происходят внутри Азербайджана, и они извлекают уроки из апрельской войны. Уверен.
15th-Jun-2016 11:50 am - Новое Средневековье
Армянское Нагорье
Известный специалист по глобальному повстанчеству привлекает внимание к факту, который политики США трактуют как позитивный момент. А именно, нет каких-либо свидетельств, что ДАЕШ принимал оперативное участие в организации событий в Орландо. Но на самом деле мы сталкиваемся с более опасным прецедентом, качественно более сложным вызовом и опасностью, который  будут пытаться замолчать, в лучшем случае. Хотя возможно система НБ США на самом деле разучилась видеть такого рода угрозы. Думать надо.
Опасность заключается в том, что атакующий говорит, что он «присягнул на верность» ДАИШ. А это уже аргументация и поведение из совершенно других времен. Генеалогия понятия «присяга на верность» отсылает нас к Средневековью и рыцарским отношениям. Личности, оперирующие такими понятиями в 21 веке, являются живыми свидетелями и свидетельствованием  происходящих изменений, в результате которых постмодерн станет частью истории. Что придет на смену? Вслед за Фуко я все более утверждаюсь в мысли, что это будет Новое Средневековье. И новая эпоха, как чаще всего бывает, придет на крыльях изменений в военной сфере, формах войны. Нового сплава технологий и военной организации. Что будет входить в данный сплав постепенно проясняется.
Писал уже не раз. Даже если общими усилиями и удастся задавить ДАЕШ на Ближнем Востоке, это мало что изменит в общем раскладе. ДАЕШ «выберется» из кокона Ближнего Востока, Арабского мира. ДАЕШ  будет становиться фактором другого масштаба, оперируя во многом позабытым и утерянным Западом инструментарием и нанося удар из сфер, наличие которых секулярная эпоха отрицает. Это вызов совершенно другого уровня и надо возвращать в активный политический лексикон смыслы и понятия, казалось напрочь похороненные в эпоху модерна и  постмодерна. Надо возвращать политическую теологию и это более чем сложная задача, на самом деле, с которой я только слегка соприкоснулся в прошлом году.

Fealty and Modern Terrorism
Армянское Нагорье

Уже в Степанакерте и за компом. Вчерашние события на главной площади Арцаха, где расположены офис Президента, Парламент, провокация с далеко идущими целями. Вне зависимости от того, кто организовал и осуществил избиение Айка Ханумяна, произошедшее вызов не только Президенту и Парламенту – ветвям власти, обладающих мандатом, -но и всей арцахской государственности, обществу. Это удар по Арцаху, стремление отнять у арцахцев и, как следствие всего Ашхара (Армянского мира), право на определение собственной судьбы, которую будут решать тогда уже центры силы, но не армянский народ.

Результаты четырехдневной войны стали неожиданным и неприятным сюрпризом для многих в Армении и мире. Вместо спланированного и ожидаемого многими (в том числе и в Армении) оглушительного поражения армянской армии, мы увидели триумф народа, который мгновенно сплотился вокруг Арцаха. События апреля, поломали статус-кво, подняли волну вопросов, ожиданий и уже требований к армянской власти, центрам силы, которые вынуждены реагировать. В том числе вот таким образом. Задача - добиться раскола в арцахском обществе, который неизбежно распространится по всему армянству, что позволит вернуться к реализации проекта, который условно назовем «казанским». То, чего не удалось добиться через широкомасштабные боевые действия, на передней линии, реализовать через удар в центре – Степанакерте. Избиение первая, но далеко не последняя фаза наносимого удара.

Уверен, что справимся и это обреченная попытка. Армянский народ справлялся с военными задачами и в несравненно худших условиях. Вспомним убийство Артура Мкртчяна, покушение на Аркадия Гукасяна – выдержали тогда, переживем и эти окаянные дни.

Остается главный вопрос – кто организаторы провокации? Трезвые размышления на второй день говорят, что Президент Арцаха не должен быть заинтересован в демонтаже своей личной власти, тем более на фоне ожидаемой встречи в Брюсселе. Надо быть окончательно не политиком, чтобы решать себя легитимности в преддверии таких встреч. Он безусловно виноват, что допустил такое развитие событий, допустил провокацию, но участвовать – такое выше моего понимания. Кто может быть заинтересован? Есть служба НБ, прокуратора, полиция – пусть работают. Подождем несколько дней.

В интересах Президента Арцаха, Парламента как можно быстрее найти непосредственных исполнителей и хотя бы первый круг заказчиков, так как мы явно имеем дело с многоуровневой провокацией, - «матрешкой» провокаций, когда под внешними целями и задачами скрыты другие, за которыми лежат третьи и т.д. Не думаю, что мы, как народ, готовы и в состоянии вскрыть и нейтрализовать все фигуры многоуровневой игры, которая протекает на многих аренах и столицах, но прояснить ситуацию и вскрыть степанакертскую и ереванскую «фигуры», вполне в состоянии. В самом Арцахе «на улице» уже вполне открыто говорят, кто работал, скажем.

И тогда возникает следующий вопрос. Кто будет заниматься расследованием – армянская власть в Степанакерте и Ереване или речь будет идти уже об общественной инициативе, которая рано или поздно поставит вопрос об отставках президентов и парламентов Арцаха и Третьей Республики, для выхода из назревающего глубокого, системного кризиса армянской государственности.

Нам, как народу, надо понять и принять реальность. Нам не простят способности самоорганизоваться и формировать отклик на вызовы. Это борьба, противоборство, которое только разворачивается, когда буквально через месяц после горячей фазы войны, мы должны формировать отклик уже на удар в Степанакерт. Когда мы, как народ, закроем степанакертский этап армянского кризиса, процессы безусловно переместятся в Ереван, так как организаторы явно находятся вне Армении. Но это уже другой этап, пока надо справиться со степанакертским.

Армянское Нагорье
До конца недели буду вне Сети, так складывается. Когда уже третий френд попросил высказаться по поводу интервью Самвела Бабаяна - решился найти комп и накинуть пару строк.
Комментировать сказанное на самом деле очень сложно и тому много причин. Первая - генерал затрагивает проблемы армянской государственности, находящейся в глубоком кризисе, и его слова надо воспринимать именно в данном контексте. Здесь появляется первая серьезная проблема, а именно, насколько глубоко Самвел Бабаян знаком с Арменией 2016 года? Многое в армянской действительности можно понять только "на своей шкуре", а не разумом. Умом Армению 2016 года не понять, и апрельская война это недвусмысленно показала. Нужно время, чтобы генерал осознал, насколько серьезна ситуация. По ответам я вижу, что у него есть ожидания, на самом деле несбыточные.
Вторая причина, почему сложно комментировать сказанное, связана уже с самим Самвелом Бабаяном. Кто он, кем стал в 21 веке? Чем занимался эти годы вне Армении, с кем беседовал, какими идеями руководствуется? В конце 20 века он был блестящим военным и государственным деятелем - самородком. Но плохим политиком, которого "одной левой" смогли обыграть прохиндеи от политики. Он неправильно оценил масштаб процессов и проиграл. Я просто имел возможность наблюдать воочию, как это происходило, находясь буквально в нескольких шагах и имея статус "компьютерщика".
Что он вынес из того урока, в какую сторону изменился. Какую опцию он выбрал: мстить; спасать Армению; мстить, затем спасать Армению; спасать Армению, затем мстить; спасти Армению и уйти, став рядом с Нжде, возможно пройдя по тому же тернистому пути.
Масса вопросов и путей, на самом деле, и я накинул только первые, что пришли на ум. Но не ответив на них, сложно оценить слова Самвела Бабаяна. Но без такой определенности двигаться дальше не получится, так как мы в глубоком кризисе и, надеюсь, являемся свидетелями и участниками рождения Четвертой республики. Малейшие искажения на данном этапе оборачиваются общественным уродством на последующих.

Ниже я выделю пару моментов, но надо понимать, что это моя интерпретация его слов. Насколько они соответствуют смыслам, которые он хотел донести до армянского народа можно понять только через беседы.
1. Генерал оптимистично оценивает военные события апреля, как диверсию. Со временем, когда поговорит с участниками, окунется в жизнь, он перейдет на мат и изменит точку зрения. Уверен. Мысли вокруг Нахиджевана считаю ключевыми и сам говорю об этом в узких кругах уже 4-й год, как минимум.

2. Генерал также остается оптимистом, похоже искренне говоря о своем нежелании заниматься политикой и тем более "революцией". Война и военное строительство это продолжение политики другими средствами, - немного дополняя классика. Тем более в Армении, где произошло слияние олигархии, силовиков и политики. Но основная проблема даже не в этом, а в целенаправленном демонтаже политического поля Армении с намерениями выстроить новое. И если демонтаж, скорее всего, удастся, то второй этап с "парламентской Арменией" вполне может быть провален.
Если трезво с холодной головой оценивать ситуацию, то и революция оказывается роскошью по многим причинам. Расписывать нет возможности.

3. Что же тогда остается. Здесь ключевыми становятся слова Самвела Бабаяна о "персональной ответственности", от которой так настойчиво стремится уйти актуальная властная элита. Данное понятие представляет собой мостик к другому состоянию общества и поведению. Мы имеем дело уже с "исключительным случаем" (чрезвычайным положением), суверенными центрами власти/решениями, носителями суверенитета и сувереном, берущим на себя ответственность и принимающего единоличное решение. Это уже проблема суверенитета армянского народа, а не политики/войны, и действуют другие закономерности. Какие именно - можно почитать стр. 20-40 небольшой работы "Центры власти в 21 веке", хотя тема бездонная, на самом деле.

Краткий вывод на лету, так как надо вставать. Самвел Бабаян является оптимистом, и довольно скоро он поймет, насколько ситуация сложнее. С одной стороны, ему не привыкать действовать в таких условиях, с другой - задачи на несколько порядков сложнее, чем те, с которыми он не справился в конце 90-х. Это общеармянские вызовы и угрозы экзистенциальной природы, и он, похоже, это осознает. Справится или нет - покажет время, которого у нас очень мало.
С другой стороны у него в распоряжении весь потенциал Ашхара (Армянского мира), а это беспредельные и неисчерпаемые возможности. Если правильно оценивать масштаб угроз и оперировать соответственно, маневрируя и быстро перемещаясь по всему диапазону - от локальной арены и передней линии в Арцахе и Нахиджевани, до центра Армянства Еревана и далее до региональных и глобальных центров силы, то можно справиться.
Это очень сложно, но возможно при командной игре. Отсюда критически важный вопрос команды. С кем говорит и обсуждает свою тактику и стратегию Самвел Бабаян. Я этого не знаю.
  
Армянское Нагорье
- brinkmanship. На русском и армянском языках аналога нет, и приходится переводить  фразой.
Brinkmanship - это политика балансирования на грани допустимого (чаще всего войны). То есть, будучи искусным политиком, ты сознательно толкаешь страну (и регион) как можно ближе к кромке хаоса и войны, чтобы достичь желаемых для себя результатов. Причем «в любой игре brinkmanship возможно, что одна из сторон внезапно окажется в состоянии коллапса». (in any game of brinkmanship, it is possible that one side will collapse suddenly). Я пока не нашел автора цитаты.

Если будем относиться к Алиеву серьезно, то должны предположить, что его команда, разрабатывающая политику и стратегию, вполне сознательно выбрала данную тактику и стратегию. Также очевидно, что команда не азербайджанская. Может турецкая? Надо думать.

Какие быть выводы для армянской стороны?
Надо быть стойкими и делать все, чтобы помочь Азербайджану оказаться в коллапсе. Аналогичную цель преследует и команда Алиева и «одержит победу тот, кто на мгновенье пересилит противника». Японская пословица.
Чтобы получилось – армянскому обществу надо вновь стать свободными, - хотя бы на время войны. Как и наши воины на передовой вернуть себе достоинство. Вспомнить, что «достоинство - это способность пересилить противника» (Табата Кадзуми).  И тогда неожиданно для хозяев и союзников Азербайджана, мы увидим его коллапс, - такой же неизбежный, как восходящее на Востоке солнце.
Армянское Нагорье
 и скажу об «общем армянском достоянии» - термин который на английском звучал бы как “Armenian commons”.  То есть это то неуловимое, что объединяет нас и делает народом, а не множеством людей. Это культура и искусство, достоинства и недостатки – все то, что позволяет армянам узнавать друг друга в толпе.
В эти дни явственно можно видеть, что у нас сформировалось еще одно общее достояние – информационное поле, Сеть, которая объединила всех нас вне зависимости от идейных, политических  и прочих предпочтений. И нам надо бережнее относиться к этому довольно чувствительному и пока неустойчивому феномену. Надо беречь это ощущение единства и общей судьбы в Сети.
Поэтому будьте внимательнее и осознайте, что в Сети сейчас информационная война и перед тем как распространить ту или иную «новость» задумайтесь над тем не навредит ли она? Придерживайтесь врачебного принципа – не навреди. Понимаю, что сложно, так как эмоции душат, поведение властей зачастую, мягко говоря, не очень. Одна Нагладян, чего стоит. Ну так тем более надо быть внимательными. Если в эти дни мы стремимся помочь армянскому воину на передовой, пересылая материально-технические средства, то давайте аналогичным образом себя вести и в Сети.

Ну хорошо, хорошо. Допустим на азербайджанской стороне идет концентрация сил. Противник готовится пойти в наступление. Воин на передовой в такой ситуации, сосредотачивается, окидывает поле будущего боя, прикидывая, как он будет действовать в той или иной ситуации.
Что происходит в Сети?  Вместо аналогичной сосредоточенности идет волна ссылок, сопровождаемая парой строк коммента на грани паники. Причем зачастую ссылки на какие-то непонятные источники. Совладайте своими эмоциями, думайте не о себе, а солдате на передовой.

Нельзя же так. Вчера вечером звонят друзья из Еревана. Что происходит? А ничего не происходит. Кто-то сознательно (или неосознанно) стремится разрушить единство, цельность армянской реакции на происходящее на передовой. Сегодня мы стали единым целым – солдат на передовой, армянский читатель новостей за компьютером, блоггер, журналист и т.д. Надо сохранить это единство, не дать его разрушить, когда военная и информационная реальность будут развиваться параллельно, не пересекаясь. Не позволяйте манипулировать вами и выверяйте свои шаги и реакцию по солдату на передовой.  Ваши слова и действия в Сети не должны навредить ему.

Ребятам, которые взяли на себя труд по обеспечению хотя бы азов информационной безопасности в Сети на фоне отсутствующей армянской государственности и структур, которые должны заниматься военной цензурой, информационной контрразведкой. Может подумаете о создании ресурса, на котором были опубликованы списки армянских сайтов, юзеров и пр., уличенных в распространении заведомой дезинформации? Скажем, кто-то вчера «сообщает», что молодых ребят хватают на улицах Еревана и прямиком на передовую.  Такие заявления во время войны должны быть приравнены к информационной диверсии, а авторы подвергнуты административному аресту, чтобы могли подумать о своих действиях.
И если у нас пока нет сетевой полиции и контрразведки, то может на уровне «дружинников» возьмете на себя этот нелегкий труд.  А это на самом деле очень нелегкий и специфичный труд, который не каждый потянет.
 
26th-Apr-2016 11:42 am - Штрихи по ситуации
Армянское Нагорье
Да, можно и нужно будет и дальше работать над теорией.  Но достаточно многое уже сказано, написано. Армения и армянское общество уникальны, но это не означает, что системные законы можно отменить и они не действуют в армянском случае.

  1. Есть службы, которые  составляют хребет государственности  и где должно быть исключено появление случайных людей  и непрофессионалов. Нельзя к военной службе, службе НБ, дипломатии подпускать случайных людей, которых угораздило удачно устроиться, родиться, разбогатеть и пр.
    В противном случае неизбежны провалы, которые будут нарастать с ростом числа случайных и неподготовленных служащих, занимающих посты, но не соображающих ничего в  порученном деле.
    Есть пределы прочности, и они сегодня могут быть вычислены, системная наука уже в состоянии это делать. Условно говоря есть «цифры», сколько мест в армии, НБ, дипломатии можно «продать», чтобы не подвергать государство неприемлемому риску. В Армении они пройдены, и это на самом деле секрет полишинеля для внешних центров силы.  


  1. Что будет если ничего не менять, оказавшись на кромке хаоса? Катастрофа и коллапс государственности. То есть неожиданный обвал государственных систем и власти, которые еще вчера, казалось, обладают достаточным запасом прочности. Процесс остается непредсказуемым по своей природе, но опять же системная наука в 21 веке научилась достаточно уверено предсказывать, каким образом будет развиваться процесс.


  1. Вопрос, над которым я размышляю в эти дни - можно ли что-то изменить или точка невозврата уже пройдена и надо просто ждать развязки, чтобы попытаться «запрыгнуть на спину тигра» и упорядочить хаос. Решать задачу возврата общества из состояния исключительной ситуации (чрезвычайного положения) в правовое поле.


  1. Армянской политической элите надо смириться с тем, что власть в эти дни ушла на передовую, к воину, который  держит фронт. Каким образом ее можно вернуть? Это вопрос, на самом деле.  Или он будет решен, или рано или поздно в столице – Ереване -  появятся десять разгневанных мужчин. Скорее всего, с границы, переднего края, - кромки Ашхара (Армянского  мира).

Армянское Нагорье
Уже несколько раз встречал высказывания армянских экспертов, политологов, что мы выиграли или проиграли в четырехдневной войне. Думаю оба ответа некорректны. Мы не проиграли, но говорить о победе тоже не имеем права.
Чтобы снова не формулировать, ниже этого поста идет цитата из «Стратегии», в которой в свое время попытался доступным языком довести до читателя основные принципы  стратегического мышления.
Чтобы победить армянская политика и дипломатия должна быть готова не обороняться, а идти в наступление. Обороняясь можно стать непобедимым, но, не атакуя противника, невозможно добиться победы.  И это очень серьезная проблема, в первую очередь, духовная, философская и идеологическая. Армянский мир (Ашхар) должен отказаться от оборонительной парадигмы и взгляда на мир и свое место в нем. В 21 веке мы должны быть готовы наступать и возвращать потерянное.  
Именно это я имею в виду, когда говорю о необходимости изменения философии арцахского урегулирования, которая остается оборонительной. И самое печальное, что такой взгляд на мир армянской правящей элиты соответствует тем же мадридским принципам. Мы нуждаемся в смене парадигмы арцахского урегулирования, а не просто отказе от мадридских или казанских принципов. И такой отказ подразумевает кардинальные изменения в мировосприятии армянина.
Я очень надеюсь, что Ереван окажется способен к такой смене, так как границы Армении, на которых стоит армянский воин к такой смене готовы и были готовы пойти вперед, но были остановлены армянским полититком.  Возможно проблема Арцаха поможет армянскому народу совершить скачок, когда очевидная для подавляющего большинства армян необходимость отказа от принципов  Минской группы станет триггером для более глубоких трансформаций и возрождения для 21 века.
Пока что констатация. В начале апреля мы упустили уникальный шанс победить Азербайджан и армянский фатализм последних тысячелетий. Окно возможностей закрылось, - уже второй раз, кстати. И виноваты в этом, в первую очередь, мы – армяне. Наша внутренняя неготовность побеждать. Надо постараться правильно использовать выигранное время и совершить скачок.
Готовиться побеждать. 

Ниже выдержка из «Стратегии»:
Вся стратегия, согласно Сунь-цзы, должна исходить из стремления одержать победу. Она является результатом военного противоборства двух сторон и достигается как следствие двух достаточно самостоятельных взаимодействующих процессов. Первый – достичь собственной непобедимости, когда противник не в состоянии одержать победу над вами. Второй – возможность победить, которую противник должен вам предоставить.

Непобедимость означает доведение до совершенства своей обороны, что Сунь-цзы называет полнотой обороны. Возможность победить противника появляется в результате твоей способности наступать, используя изъяны и уязвимость, которые предоставляет противник. «Непобедимость есть оборона; возможность победить есть наступление».

Таким образом, эффективная оборона является не признаком слабости, но силы, о которую разбиваются намерения и действия противника. Совершенная же оборона, делающая вас неуязвимым, обеспечивает непобедимость. Однако только непобедимость не в состоянии обеспечить победы, так как оборона замкнута на себя и преследует цель – сохранить имеющееся. Она не предполагает наступления, при помощи которого можно расширить жизненное пространство, поэтому, будучи полной, она в то же время является недостаточной. «Когда обороняются, значит, в чем-то есть недостаток». В чем же заключается недостаток – ведь ты достиг совершенства и, значит, он не может быть связан с тобой и твоими вооруженными силами. Недостаток является следствием самой природы войны. Она есть противоборство, где обязательно присутствует противник, который должен предоставить тебе возможность победить себя: «Непобедимость заключена в тебе самом, возможность победы заключена в противнике». Да, надо быть готовым победить, однако саму возможность сделать это предоставляет противник: «Кто хорошо сражался, прежде всего делал себя непобедимым и в таком состоянии выжидал, когда можно будет победить противника».


Рачья Арзуманян. Стратегия.
Армянское Нагорье

Голос был возбужденным, встревоженным. "Территории, Лавров..." Согласился поговорить и, надеюсь, первым делом внушил спокойствие и уверенность в свои сил. Во всяком случае ведущие успокоились и о войне и ее последствиях говорили уже спокойно и даже с улыбкой.
Наверное выделю три важных мессиджа, хотя беседа естественно и непринужденно затронула армянскую культуру, тысячелетнюю политическую историю Ашхара (Армянскогог мира). Терпеливо путался донести, что у нас крепки корни и цивилизационная и культурная преемственность, которой могут похвастать очень ограниченный круг народов. Но вся эта мощь имела цель донести в принципе простые истины.

1. Переговорный и все прочие процессы на внешних аренах замыкаются на воина, который выстоял и стоит сегодня на передней линии. Это он ведет переговоры и я знаю, что он никакие армянские земли сдавать не собирается. Армянские политики и дипломаты обязаны оформить эту реальность. Повлиять на решение воинов невозможно, поэтому лавровы приедут и уедут. Из Москвы, Вашигтона, Тегерана. Всех надо встречать, внимательно выслушивать, благодарить и отправлять обратно.

2. Переговоры это всегда компромисс и уступки. Думаю армянская сторона могла бы заявить, что в ближайшие 20 лет она обязуется не поднимать вопросы Шаумяна, Гандзака, выхода в Куре и Нахиджевана.

3. Война обнуляет предыдущие переговоры и договоренности. мадридские принципы работали между двумя войнами. Сейчас у нас есть возможность отказаться от них. Более того, мы должны прервать переговоры и объявить, что вернемся, когда Азербайджан ответит за военные преступления перед международным судом.
Ну и так далее. Беседа длилась где-то полчаса, было сказано много интересного, надеюсь. Главное к концу беседы ведущие уже улыбались и были воодушевлены.


Вчера же вышла беседа по некототрым  итогам четырехдневной войны.

Рачья Арзуманян: “Четырехдневная война” предоставила армянской дипломатии уникальный шанс избавиться от Мадридских принципов.
This page was loaded Sep 27th 2016, 12:08 am GMT.