ar_vest (ar_vest) wrote,
ar_vest
ar_vest

Categories:

Международное военное право Jus ad bellum или jus in bello

Норов орков остается прежним, и фотки убитых трех стариков в Талыше  с отрезанными ушами наверное видели многие.  Хотя сейчас вроде бы не до этого и проблема воспринимается как второстепенная или даже третьестепенная, но надо думать о квалификации данного преступления согласно международному праву. Даже если предположить, что они ведут "законную войну" так поступать есть преступление. И надо собирать материал на Ильхама Алиева для Гааги.
Ниже небольшая справка, которую накинул на скорую руку. К стилистике не цепляться.

Jus ad bellum или jus in bello



Международное право различает два аспекта войны - jus ad bellum и jus in bello: «нормы права, регулирующие вступление в войну» (дословно с лат. «закон до войны») и «правила ведения войны» (дословно «закон ведения войны»). Первый оформляет причины, ПОЧЕМУ, вы начали войну, ведете военные действия. Второй - определяет, КАК, вы воюете, протекает ли вооруженная борьба законными, с точки зрения, международного военного права, способами.

Jus ad bellum описывается в целом доктриной теории «справедливой войны» (just war) и является заголовком соответствующего раздела международного права, который определяет законные причины, которые позволяют государству вступить в войну. Его также называют законом международного вооруженного конфликта (law of international armed conflict). Вынесение заключения, что вступление во войну является законным (справедливым) опирается на такие критерии, как законность власти, справедливость (законность) рассматриваемого случая, намерения вступающего в войну. Все они рассматриваются и принимаются в расчет ДО вступления в войну и позволяют сделать вывод, будет ли будущая война рассматриваться международным правом в качестве справедливой.

Jus in bello оформляет и регулирует способы, которыми проводятся боевые действия, и вступает в силу, с началом войны[1].  Его целью является правовое регулирование протекание войны с обоих сторон, вне зависимости того, является ли она справедливой или нет, кто ее начал, имел ли он на это право и пр. Jus in bello также называют также международным гуманитарным правом, и оба термина используются взаимозаменяемо Международным комитетом Красного Креста, юристами, военными и пр. Международное гуманитарное права призвано ограничивать и смягчать жестокости войны через защиту гражданских лиц и прочих некомбатантов. Как следствие, jus in bello  регулирует только те аспекты конфликта, которые представляют гуманитарный интерес.

Теоретически и практически возможны случаи, когда вы оказываетесь вовлеченными в «несправедливую» войну, но при этом придерживаетесь законов международного вооруженного конфликта, равно как нарушаете данные законы, ведя справедливую войну. Кроме того, так как довольно часто сложно однозначно определить какая из сторон виновата в нарушении Устава ООН, который поддерживает jus ad bellum.26, практика применения гуманитарного права не включает осуждение или обвинение сторон. Такое намерение вызовет противоречия и парализует его применение, так как каждая из сторон будет настаивать на том, что является жертвой агрессии.

В том числе поэтому были сформированы два свода законов, которые применяются независимо  друг друга, чтобы гарантировать применение jus in bello, вне зависимости от того, соблюдены ли критерии jus ad bellum - то есть, является ли война справедливой с точки зрения международного права[2].  С другой стороны,  разделение приводит к напряженности между двумя разделами международного права, так как они описывают и применяются к одному целостному явлению – войне, но имеют собственную историю возникновения, развития и опирюется на различные ценности и цели. Кроме того, тот факт, что в настоящее время большинство принципов jus in bello включают запреты на неразборчивое использование силы приводит некоторых исследователей к заключению, что «современное» jus ad bellum воспроизводит международное гуманитарное право, делая последнее лишним[3].
Различению двух сводов международного права  на основе критериев, изложенных в jus in bello и jus ad bellum, также бросает вызов точка зрения, что в ряде случаев самооборона одной из сторон может  происходить в условиях экзистенциальной угрозы, физического выживания стороны, подвергшейся агрессии. В этих условиях нарушение принципов jus in bello жертвы агрессии может быть оправдано[4]. Тем не менее, гуманитарные принципы остаются незыблемыми и обе стороны конфликта одинаково защищаются и достойны защиты со стороны международного гуманитарного права. Другим словами, различение двух разделов международного права на почве гуманитарных принципов оказывается опирающейся на не менее убедительные аргументы[5].




[2] Moussa, Jasmine. “Can ‘jus ad bellum’ override ‘jus in bello’? Reaffirming the separation of the two bodies of law,” International Review of the Red Cross, Article No. 852, December 31, 2008.
[3] Bugnion, Francois. “Guerre juste, guerre d’aggression et droit international humanitaire” (“Just war, war of aggression, and international humanitarian law”), International Review of the Red Cross, Vol. 84, 2002, p. 528.
[4] Moussa, Can ‘jus ad bellum’ override ‘jus in bello
[5] Ibid.
Tags: Азербайджан, Армения, Арцах, война, мои тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments