Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Армянское Нагорье

Интервью Самвела Бабаяна

До конца недели буду вне Сети, так складывается. Когда уже третий френд попросил высказаться по поводу интервью Самвела Бабаяна - решился найти комп и накинуть пару строк.
Комментировать сказанное на самом деле очень сложно и тому много причин. Первая - генерал затрагивает проблемы армянской государственности, находящейся в глубоком кризисе, и его слова надо воспринимать именно в данном контексте. Здесь появляется первая серьезная проблема, а именно, насколько глубоко Самвел Бабаян знаком с Арменией 2016 года? Многое в армянской действительности можно понять только "на своей шкуре", а не разумом. Умом Армению 2016 года не понять, и апрельская война это недвусмысленно показала. Нужно время, чтобы генерал осознал, насколько серьезна ситуация. По ответам я вижу, что у него есть ожидания, на самом деле несбыточные.
Вторая причина, почему сложно комментировать сказанное, связана уже с самим Самвелом Бабаяном. Кто он, кем стал в 21 веке? Чем занимался эти годы вне Армении, с кем беседовал, какими идеями руководствуется? В конце 20 века он был блестящим военным и государственным деятелем - самородком. Но плохим политиком, которого "одной левой" смогли обыграть прохиндеи от политики. Он неправильно оценил масштаб процессов и проиграл. Я просто имел возможность наблюдать воочию, как это происходило, находясь буквально в нескольких шагах и имея статус "компьютерщика".
Что он вынес из того урока, в какую сторону изменился. Какую опцию он выбрал: мстить; спасать Армению; мстить, затем спасать Армению; спасать Армению, затем мстить; спасти Армению и уйти, став рядом с Нжде, возможно пройдя по тому же тернистому пути.
Масса вопросов и путей, на самом деле, и я накинул только первые, что пришли на ум. Но не ответив на них, сложно оценить слова Самвела Бабаяна. Но без такой определенности двигаться дальше не получится, так как мы в глубоком кризисе и, надеюсь, являемся свидетелями и участниками рождения Четвертой республики. Малейшие искажения на данном этапе оборачиваются общественным уродством на последующих.

Ниже я выделю пару моментов, но надо понимать, что это моя интерпретация его слов. Насколько они соответствуют смыслам, которые он хотел донести до армянского народа можно понять только через беседы.
1. Генерал оптимистично оценивает военные события апреля, как диверсию. Со временем, когда поговорит с участниками, окунется в жизнь, он перейдет на мат и изменит точку зрения. Уверен. Мысли вокруг Нахиджевана считаю ключевыми и сам говорю об этом в узких кругах уже 4-й год, как минимум.

2. Генерал также остается оптимистом, похоже искренне говоря о своем нежелании заниматься политикой и тем более "революцией". Война и военное строительство это продолжение политики другими средствами, - немного дополняя классика. Тем более в Армении, где произошло слияние олигархии, силовиков и политики. Но основная проблема даже не в этом, а в целенаправленном демонтаже политического поля Армении с намерениями выстроить новое. И если демонтаж, скорее всего, удастся, то второй этап с "парламентской Арменией" вполне может быть провален.
Если трезво с холодной головой оценивать ситуацию, то и революция оказывается роскошью по многим причинам. Расписывать нет возможности.

3. Что же тогда остается. Здесь ключевыми становятся слова Самвела Бабаяна о "персональной ответственности", от которой так настойчиво стремится уйти актуальная властная элита. Данное понятие представляет собой мостик к другому состоянию общества и поведению. Мы имеем дело уже с "исключительным случаем" (чрезвычайным положением), суверенными центрами власти/решениями, носителями суверенитета и сувереном, берущим на себя ответственность и принимающего единоличное решение. Это уже проблема суверенитета армянского народа, а не политики/войны, и действуют другие закономерности. Какие именно - можно почитать стр. 20-40 небольшой работы "Центры власти в 21 веке", хотя тема бездонная, на самом деле.

Краткий вывод на лету, так как надо вставать. Самвел Бабаян является оптимистом, и довольно скоро он поймет, насколько ситуация сложнее. С одной стороны, ему не привыкать действовать в таких условиях, с другой - задачи на несколько порядков сложнее, чем те, с которыми он не справился в конце 90-х. Это общеармянские вызовы и угрозы экзистенциальной природы, и он, похоже, это осознает. Справится или нет - покажет время, которого у нас очень мало.
С другой стороны у него в распоряжении весь потенциал Ашхара (Армянского мира), а это беспредельные и неисчерпаемые возможности. Если правильно оценивать масштаб угроз и оперировать соответственно, маневрируя и быстро перемещаясь по всему диапазону - от локальной арены и передней линии в Арцахе и Нахиджевани, до центра Армянства Еревана и далее до региональных и глобальных центров силы, то можно справиться.
Это очень сложно, но возможно при командной игре. Отсюда критически важный вопрос команды. С кем говорит и обсуждает свою тактику и стратегию Самвел Бабаян. Я этого не знаю.
  
Армянское Нагорье

Поднял голову, огляделся и сказал в том числе и самому себе

Не собирался сегодня вообще писать и тем более по поводу Мец Егерна и Франции и шире – Европы. Точка зрения была высказана давно, еще пять лет назад в нашей совместной с Кареном Агекяном статье. Увы, оценки, сделанные тогда остаются справедливыми  и будут таковыми еще довольно долго, возможно всю мою жизнь. Во всяком случае перелома в коллективном сознании Ашхара, армянской государственности пока не наблюдается. Что вполне объяснимо, так как речь идет о коллективной психологии и даже бессознательном народа.

"Европа и Мец Егерн"

Я просто призываю быть терпимее, - терпимее к потомкам тех, кто пережил Мец Егерн. Не требуйте от них невозможного, чтобы отказались  от своей боли, стали более рациональными, стали бы действовать опираясь на разум, политические реалии и проч. Не могут они быть рациональными и не будут, даже если осознают, что имеющийся в наличии путь к решению  проблемы, преодоления боли, мести, - все опции, которые только можно сейчас набросать на скорую руку. Все пути проходят через одну критическую тоску - Армению.

Повторюсь, - даже если осознают, они будут вкладывать время и энергию  в признание Мец Егерна. Надо признать и смириться с этим фактом, с этой реальностью. И мягко, очень мягко по-матерински или по-отечески,  успокаивая и выслушивая разворачивать их в направлении другого пути. Какой-либо окрик и не дай бог усмешка или смех будут приводить к их дальнейшему отрыву от Ашхара. Не надо в эти дни анализа ошибок, достаточно будет признания общей боли и общей же ошибки, как народа, вне зависимости от того, как ты лично оценивал весь процесс и борьбу.

Дайте им самим прийти к пониманию того, где лежит путь, - не мешайте, помогайте. Впереди тяжелые времена и лихие годы, - надо быть терпеливыми, пока есть возможность и шанс.  

Сказанное, конечно же, не касается армян, цинично делающих политику на этой боли, - в странах ли проживания или где-то еще. Тех, кто холодной головой делает свои пару сребреников на «процессе признания». «Этим» гореть в аду, что другая история, о которой сейчас говорить не хотелось бы.

Нельзя допустить, чтобы результатом нашего пусть и правильного, но непродуманного поведения, стало появление все новых и новых политических проектов, содержащих понятие «Армения», которые будут противопоставляться армянской государственности. Будучи безусловно правы в «тактике» мы проиграем к «стратегии». И так проблем выше крыши, - два армянских государства, отсутствие армянского политического класса и политического как такового и проч.  

Махнул рукой и встал из-за компа

Армянское Нагорье

За мир, за дружбу! - I

Ниже несколькими постами даются воспоминания Людмилы Григорян о миссии Полада-Смбатяна. За пару месяцев произошло так много событий, что эта инициатива как-то даже затерялась. Но думаю стоит потратить время и познакомиться с армянским лицом и поведением. Именно сегодня и сейчас, когда обсуждаются протоколы. Текст жесткий, звучит как пощечина, но Людмила Григорян, потерявшего мужа в арцахской войне, сама прошелшая войну, получившая раненния, мать троих детей и бабушка 5 внуков, проживающая сегодня, сейчас в Степанакерте, имеет полное и безусловное право на те слова, которые произносит.
Будет опубликовано в очередном «Аниве»

Людмила Григорян
За мир, за дружбу!


Во время международного телемоста в рамках всеармянского съезда врачей, мне позвонил глава администрации Президента НКР и попросил зайти. Я знала из прессы, что Полад Бюль-бюль оглы и Армен Смбатян, послы Азербайджанской Республики и Республики Армения в России, намерены продолжить свою миссию 2007 года и в течение одного дня побывать на приеме у Президентов НКР, РА и Азербайджана вместе с представителями армянской и азербайджанской интеллигенции. Collapse )
Вспоминаю встречи НПО в Тбилиси весной 2009 года в рамках так называемого «независимого гражданского Минского процесса». Я разговаривала с молодыми ребятами, один из которых представился как беженец из Шуши, он журналист-международник, владеющий английским лучше, чем русским и русским лучше, чем азербайджанским. Молодые люди под 30-35 лет, успевшие не только получить хорошее образование на Западе, но и приобрести международный опыт работы. Именно такие личности сегодня представляют позицию Азербайджана в общественных инициативах, они работают с международными масс-медиа, формируя нужную для себя картину и восприятие проблемы. И в Тбилиси интересы азербайджанской стороны представляла профессионально подготовленная команда, а с армянской стороны мы с двумя рогатками и парой камней за пазухой должны были противостоять этой мощи. Collapse )
Инициатива Бюль-Бюля начиналась нервно. Несколько раз менялось время встречи, и в конце концов мы в 11.30 встретились в президентском дворце у Президента НКР. Collapse ) Моллазаде говорит: «Ну, во-первых, Бако Саакович... Мы прошли такой безжизненный Агдам - ни одного восстановленного здания. Видно у вас мало денег, и я бы предложил, чтобы Азербайджан сделал инвестиции. Вы знаете, что у Азербайджана есть нефть, и он мог бы превратить эти территории в цветущий край. Армении тоже тяжело. Все-таки нет железной дороги, блокада, маленькая страна... Пусть тогда Карабах решит с кем ему жить, - с Азербайджаном или с Арменией?»
Бако Саакович изменился в лице, но сохранил самообладание и ответил: «А мы не даем это право ни вам, ни Республике Армения». Collapse )
Армянское Нагорье

Мы обломаем им зубы - II

"Мы обломаем им зубы»
Борис Арушанян
"Аниве", N 1 (22) 2009г.
(продолжение)

На встрече в августе азербайджанцы выдвигали тезис о том, что Шуши, якобы, взят вооруженными силами РА. Они настаивали на том, что Республика Армения является агрессором, главной стороной конфликта, а Карабах как бы «с боку припеку». Агрессивно, упорно доказывалось, что Шуши захватил и передал карабахцам экспедиционный корпус РА численностью 15 тысяч человек, который до сих пор находится в Карабахе. Нашей делегации пришлось потрудиться, чтобы разрушить сложившееся к этому времени убеждение. Мы нашли эффективный способ опровергнуть версию противника. Collapse )
Армянское Нагорье

Сплетение крон. Христианское и национальное. Часть 4

А. Кананян: Конечно, далеко не все в ААЦ сегодня согласны с утверждением об отсутствии реальных догматических различий с католичеством или византийским православием и не только в христологической сфере. Другие нехалкидонские церкви, установив в XX веке экуменическое общение с остальными христианскими течениями, также подписали определенные меморандумы о теологическом взаимопонимании с Церквями Халкидонской традиции. Однако никакое «экуменическое потепление» не заставило коптов отказаться от непримиримой позиции в полуторатысячелетнем христологическом споре. Сирийцы-яковиты всегда находились в тесных контактах и евхаристическом общении с коптами, в то время как на протяжении многих веков между Армянской и Сиро-яковитской Церквями, роднимыми неприятием христологии Халкидонского собора, евхаристическое общение было прервано - не в последнюю очередь и по обрядовым разногласиям: копты и сирийцы, в отличие от армян, используют в качестве евхаристической материи квасной хлеб и разбавляют вино в чаше водой.
Армянская Церковь, защищая древнейшую апостольскую традицию употребления опресноков и не желая вопреки византийскому осуждению смешивать на проскомидии (часть божественной литургии в восточных обрядах, предваряющая «литургию катехуменов», во время которой происходит приготовление даров – хлеба и вина Прим. ред.) воду с вином, не состыковала свою позицию с сирийцами. В результате этого и ряда иных разногласий на рубеже XIII и XIV веков происходит прекращение канонического общения между нашими Церквями.
Collapse )
Армянское Нагорье

Интервью с Тиграном Мансуряном

Интересное, на мой взгляд, интервью с Тиграном Мансуряном, опубликованное в "Анив" N 6 (9) 2006. И какая была беседа, - все не передашь -):
Тоже в двух постах. 

Вы родились в Бейруте и переехали с семьей в Советскую Армению в восьмилетнем возрасте. Какие воспоминания у Вас остались от детства?

Мои отец и мать очень любили музыку. У отца был красивый голос, он очень часто пел дома. Помню с детства, как он пел на всех семейных праздниках, на разных мероприятиях в Бейруте. Дома у нас царил культ классической музыки. Фамилии Шуберт, Шопен, Бетховен, Моцарт, мы знали с самого детства. Когда по радио звучала их музыка, мы должны были проявить к музыке глубокое уважение - прекратить всякие занятия и полностью отдаться слушанию. Наравне с классической музыкой в нашей семье почиталась музыка Комитаса.
В 1947 году, когда мы репатриировались в Армению из Бейрута, мне было восемь лет. Мы жили в Артик-Туфе, там я закончил семилетнюю школу. Сейчас в Артике есть музыкальная школа, а тогда ее не было. Музыкой я начал заниматься самостоятельно. В жизни я снова и снова становился самоучкой.
Есть биографический роман о Джеке Лондоне - «Моряк в седле». Вот и я после моря, морского берега оказался в горах. Шок стал сильным: разница была не только в географическом положении, но и во всем остальном. В Бейруте я два года учился во французской католической школе с ее утонченной атмосферой. А тут попал в совершенно другую среду. В послевоенные годы в маленьком городке люди жили в страшном напряжении. Артик - город каменных рудников, где добывают туф. Эта работа накладывала очень сильный отпечаток на людей, которые поколениями имели дело с камнем. В конечном счете, от напряжения и стресса я заболел.
Тем не менее, я по сей день очень люблю и город, и людей, и весь Ширакский район. Внешне люди как бы каменные, а внутри они удивительно красивы. Они мне очень помогли, очень поддержали.
Я много читал, писал стихи и существовал в своей реальности, хотя одновременно жил обычной жизнью советского школьника.
Collapse )